Артериальная гипертензия у женщин

страницы: 28-32

Е.А. Ярынкина, отдел гипертонической болезни ННЦ «Институт кардиологии имени академика Н.Д. Стражеско НАМН Украины», г. Киев
Untitled E.A. Ярынкина
Во многих странах Европы и в США ежегодная смертность от сердечно-сосудистых заболеваний среди женщин выше, чем среди мужчин (AHA, 2010, www.americanheart.org; WHOSIS, 2010, www.who.int) (рис. 1). Особенно это касается инсультов. Но этот факт часто не учитывается врачами-практиками, так как принято считать, что сосудистыми заболеваниями чаще болеют мужчины. Хотя смертность от сердечно-сосудистых причин у женщин занимает третье место среди всех случаев смертей (а в США – первое, рис. 2), врачи порой недооценивают факторы риска у пациентов женского пола. Так, например, по данным исследования, проведенного в Австралии, врачи общей практики чаще относили женщин с установленным сердечно-сосудистым заболеванием к группе пациентов с меньшим ассоциированным риском сосудистых осложнений, чем мужчин с подобным диагнозом, и реже назначали им комбинированную терапию (антигипертензивные препараты, статины, антиагреганты) (F. Turnbull, 2011). Артериальная гипертензия (АГ) является одним из основных факторов риска сосудистой смерти как у мужчин, так и у женщин. Среди пациентов 30-45 лет АГ встречается чаще у мужчин, однако после 45 лет распространенность АГ среди женщин существенно увеличивается и достигает таковой у мужчин. А после 60 лет у женщин уровень артериального давления (АД) в среднем выше, и заболеваемость АГ превышает таковую у мужчин-ровесников. В то же время частота развития таких осложнений, как инсульт, гипертрофия левого желудочка и нарушение функции почек, у женщин не отличается от частоты их развития у мужчин независимо от возраста [1, 19].
Патогенетические факторы АГ у женщин имеют некоторые гендерные (половые) особенности. Так, у женщин до развития менопаузы пульсовое давление, частота сердечных сокращений (в покое), время сокращения левого желудочка, сердечный индекс выше, чем у мужчин аналогичного возраста [14]. В то же время общее периферическое сопротивление и объем кровотока у женщин ниже. Как в период менопаузы, так и до ее развития у женщин продолжительность абсолютного рефрактерного периода сердечного цикла в среднем ниже, чем у мужчин. Причина гендерных различий в уровне АД полностью не изучена. Определенное влияние оказывают половые гормоны. G. Nordby et al. (1992) выявили, что у женщин с АГ до менопаузы уровень эстрадиола в крови ниже, чем у таковых с нормальным уровнем АД. Считают, что эстрогены способствуют поддержанию более низкого уровня АД у женщин молодого возраста. Однако изменения его уровня в течение жизни не соответствуют изменениям уровня секреции эстрогенов. Исследования гемодинамических изменений во время менструального цикла показали, что уровень АД ниже в лютеиновую фазу (когда выше содержание в крови эстрогенов), чем в фолликулярную [8]. Однако эти данные подтверждают не все исследователи. Во время нормальной беременности уровень эстрогенов и прогестерона повышается в 50-100 раз, при этом АД, как правило, снижается. Однако максимальное снижение уровня АД не совпадает с пиком повышения содержания гормонов в крови. По-видимому, в период беременности для снижения АД имеют значение не столько половые гормоны, сколько другие факторы.
Противоречивы данные различных исследований в отношении влияния менопаузы на развитие АГ у женщин. Период менопаузы сопровождается значительным изменением гормонального профиля. Однако эти изменения не всегда приводят к повышению уровня АД. Ряд исследователей не выявили повышения АД при наступлении менопаузы. По другим данным, у женщин в менопаузальный период уровень АД существенно выше, чем до его наступления. J. Staessen et al. (1989) продемонстрировали, что даже без учета возраста и индекса массы тела АГ отмечали в 2 раза чаще среди женщин в период после наступления менопаузы, чем до нее [18]. Повышение уровня систолического АД (САД) за 10 лет было больше на 5 мм рт. ст. у женщин в период пост- и перименопаузы, чем у женщин до развития менопаузы. По данным перекрестного исследования, проведенного A. Zanchetti et al. (2005) и охватившего 18 326 женщин, менопауза обусловливает незначительное повышение АД в среднем на 3/3 мм рт. ст. По-видимому, повышение АД в менопаузе связано с уменьшением выработки эстрогенов, гиперпродукцией гормонов гипофиза, увеличением массы тела, увеличением употребления алкоголя, снижением физической активности [27]. E. Casiglia et al. (2008) показали, что у женщин в период менопаузы наблюдается более высокий уровень АД и более отягощенный профиль факторов риска, чем у женщин фертильного возраста. Однако при коррекции данных с учетом возраста исчезали статистические различия между уровнем АД, содержанием глюкозы, инсулина, общего холестерина и триглицеридов в крови, индексом массы тела и экскрецией альбуминов, а также индексом массы левого желудочка. Авторы предполагают, что в развитии АГ и других факторов риска большую роль у женщин играют возрастные изменения, а не сама менопауза. Такого же мнения придерживаются и некоторые другие авторы, полагающие, что у женщин среднего возраста развитие АГ не зависит от гормонального статуса (A. Khatibi, 2007; L.M. Gerber, 2007).
Патогенетические механизмы повышения АД у женщин в период менопаузы до конца не изучены. Данные о влиянии половых гормонов на уровень АД у женщин в постменопаузальный период остаются разноречивыми. Эстрогены являются вазодилятаторами, и их роль в регуляции АГ подтверждается тем фактом, что в период менопаузы в эксперименте уменьшалась эндотелийзависимая вазодилатация [22]. Применение 17-β-эстрадиола у таких женщин повышает способность сосудов к расслаблению, обусловленному эндотелиальными факторами [13]. Это подтверждает влияние эстрадиола на функцию эндотелия и его участие в регуляции АД. В то же время, хотя у женщин в постменопаузальный период уровень АД существенно выше, чем до наступления менопаузы, наиболее выраженное повышение АД у них наблюдается в возрасте > 62 лет. Это указывает на то, что снижение содержания эстрогенов в крови не является основной и единственной причиной повышения АД [4]. Определенную роль, по-видимому, играют изменения со стороны симпато-адреналовой и ренин-ангиотензин-альдостероновой систем. Показано, что эстрогены стимулируют синтез ангиотензина в печени, что в свою очередь приводит в дальнейшем к повышению уровня альдостерона, задержке натрия и повышению АД [6]. В последние годы в литературе обсуждается также вопрос о влиянии андрогенов на развитие АГ у женщин после менопаузы. Тестостерон, с одной стороны, может оказывать прямое вазодилятирующее действие. С другой – тестостерон способствует задержке натрия и воды, а также активирует ренин-ангиотензиновую и эндотелиновую системы в почках (J.F. Reckelhoff, 2003). Уровень тестостерона в крови снижается непосредственно после наступления менопаузы и вновь увеличивается с возрастом, достигая уровня доменопаузального периода к 70-79 годам. Возможно, на фоне снижения уровня эстрогенов определенную роль в повышении АД начинают играть андрогены (J.F. Reckelhoff, 2001). Подтверждением этой гипотезы может быть то, что у женщин с поликистозом яичников (у которых, как правило, выявляется и повышенное содержание андрогенов в крови) наблюдается АГ, а также гиперинсулинемия, инсулинорезистентность и дислипидемя (E. Otto-Buczkowska, 2006).
Безусловную роль в развитии АГ у женщин в период после менопаузы играет увеличение массы тела, курение и возрастные изменения. Одним из факторов, обусловливающих развитие АГ у женщин, является ожирение. Ожирение гораздо чаще развивается у женщин молодого и среднего возраста, чем у мужчин аналогичного возраста. Считают, что оно играет более существенную роль в механизмах повышения АД у женщин, чем у мужчин, хотя сами эти механизмы остаются неясными [1].

Гормональная заместительная терапия

В 70-80-е годы ХХ в. были опубликованы результаты нескольких исследований, по данным которых применение гормонозаместительной терапии (ГЗТ) у женщин в менопаузальный период приводит к развитию АГ. Поэтому наличие АГ считалось в те годы противопоказанием к назначению ГЗТ. Эстрогенсодержащие препараты, применяемые для терапии менопаузальных расстройств, способствуют увеличению синтеза ангиотензиногена в печени, а также увеличению реабсорбции натрия в почках [9, 11, 14]. Взаимосвязь прогестинов с развитием АГ у женщин в период менопаузы не изучалась. Однако известно, что прогестины также способствуют задержке натрия в организме [18]. В самом крупном проспективном исследовании WHI (Women’s Health Initiative – Инициатива во имя здоровья женщин, 2002) наблюдение 8500 женщин в США показало, что ГЗТ (эстроген + медроксипрогестерон) в период менопаузы способствует повышению САД в среднем на 1 мм рт. ст. в течение 5,6 года по сравнению с плацебо. Изменения уровня диастолического АД (ДАД) не отличались в терапевтической и контрольной группах. Анализ данных этого исследования показал, что среди женщин, получающих ГЗТ, вероятность развития АГ повышается на 25% [25]. Данные других небольших исследований противоречивы: одни авторы указывают на повышение уровня АД под действием ГЗТ, другие отмечают его снижение. По данным исследования PEPI (Postmenopausal Estrogen/Progestin Intervention – Эстроген-прогестероновая терапия в период менопаузы, 1995), ГЗТ в течение 3 лет не влияла на уровень САД и ДАД у 875 женщин 45-64 лет с исходно нормальным АД [24]. По результатам суточного мониторирования АД, у женщин в постменопаузальный период ночное снижение АД (суточный индекс) меньше, чем у более молодых. ГЗТ способствует нормализации этих изменений, тем самым снижая общую нагрузку давлением и риск поражения органов-мишеней. Наблюдение 75 женщин с АГ, в менопаузальный период получавших ГЗТ в течение 12 мес., не показало повышения уровня АД [16]. К сожалению, из-за малого количества пациенток, принимавших участие в исследовании, нельзя сделать однозначных выводов. По данным другого исследования с проведением суточного мониторирования АД у женщин с нормотензией, принимавших трансдермальные или пероральные препараты эстрогенов, отмечали повышение уровня ДАД в среднем на 4 мм рт. ст. через 6 мес. ГЗТ, хотя в целом по группе изменений не было выявлено [3]. В 2005 г. опубликован обширный обзор C.M. Farquhar et al. на эту тему. В данной работе показано, что преимущества ГЗТ проявляются только в отношении переломов костей вследствие остеопороза и рака толстого кишечника. Однако эта терапия сопровождается повышением риска коронарных событий, инсульта, тромбоэмболий, рака молочной железы, а также риска развития деменции у женщин в возрасте > 65 лет [12].
В настоящее время не рекомендуют назначать ГЗТ для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний у женщин в постменопаузальный период [21]. Пациенткам с АГ, которым в связи с другими причинами (например, остеопорозом) назначают подобную терапию, следует рекомендовать препараты, меньше влияющие на синтез ангиотензиногена. Это, как правило, лекарственные формы эстрогенсодержащих препаратов для трансдермального применения. Таким женщинам необходимо более строго контролировать уровень АД и другие факторы риска развития сердечно-сосудистых осложнений, им рекомендуется также проводить амбулаторное мониторирование уровня АД до назначения ГЗТ и через 6 мес. после ее начала.

Пероральные контрацептивы

Считается, что наиболее частой причиной развития вторичной АГ у женщин является прием пероральных контрацептивов. По данным многочисленных исследований, проводившихся с середины 70-х годов ХХ в., применение пероральных контрацептивов обусловливает повышение уровня как САД, так и ДАД. В среднем у 5% женщин, принимающих пероральные контрацептивы, развивается АГ. При этом АГ, как правило, умеренно выраженная, а уровень АД нормализуется через 6 мес. после отмены препарата. Степень повышения АД зависит от дозы эстрогенов и прогестагенов в препарате. Так, в исследовании, охватившем > 11 000 женщин, на фоне приема пероральных контрацептивов САД повышалось на 5-6 мм рт. ст., ДАД – на 1-2 мм рт. ст. [19]. По другим данным, повышение АД было даже более значительным – на 10/6,9 мм рт. ст. [26]. АГ в 3 раза чаще выявляют среди женщин, принимающих пероральные контрацептивы (даже с низким содержанием эстрогенов/прогестинов), чем среди женщин того же возраста, не использующих эти препараты. Риск развития АГ, вызванный приемом пероральных контрацептивов, зависит от возраста, длительности приема препаратов и, возможно, от увеличения массы тела. Отмечена прямая корреляция между дозами эстрогенов и прогестагенов и уровнем АД. Однако даже препараты с низким содержанием эстрогенов повышают риск развития АГ. Этот риск возрастает по мере продления приема препарата, а также при повышении дозы прогестагенов [7]. Механизмы повышения АД и преходящей АГ при применении пероральных контрацептивов остаются неясными. Возможно, этому способствуют увеличение массы тела, объема внутрисосудистой жидкости, нарушение обмена инсулина и натрия, а также увеличение образования ангиотензиногена в печени под влиянием половых гормонов. В эксперименте у крыс прием этиленэстрадиола приводил к развитию АГ, повышению уровня ангиотензиногена и ангиотензина II [5]. Эстрогензависимое повышение уровня АД уменьшается под влиянием ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ). Прием прогестинов также обусловливает повышение АД, однако менее выраженное и менее длительное. Связано это с задержкой натрия в организме. Применение пероральных котнрацептивов существенно повышает риск развития инсульта (особенно у женщин в возрасте > 35 лет и курящих) и инфаркта миокарда у женщин с АГ по сравнению с теми, кто не принимает подобных препаратов [10]. Пероральные контрацептивы в 2-4 раза повышают риск развития тромбофлебита и связанного с ним риска тромбоэмболического инсульта (M.P. Gomes, 2004). Лишь по данным одного исследования, применение только прогестагенсодержащих препаратов не вызывало развития АГ у женщин, находившихся под наблюдением на протяжении 2-4 лет приема этих препаратов (S.F. Hussain, 2004). Однако это исследование не было рандомизированным, и его данные остаются дискутабельными.
При назначении пероральных контрацептивов рекомендуется контролировать уровень АД каждые 6 мес. При выявлении повышенного АД необходимо оценить степень этого повышения, связанный с ним потенциальный риск развития сердечно-сосудистых осложнений, а также риск нежелательной беременности при отмене препарата. Хотя женщинам с АГ лучше избегать применения пероральных контрацептивов, их прием допустим, если риск наступления нежелательной беременности существенно выше, чем риск мягкой АГ при тщательном контроле уровня АД. Следует помнить, что даже препараты с низким содержанием половых гормонов повышают риск развития инсульта и инфаркта миокарда у женщин с АГ. Рекомендуется перед назначением препарата оценивать сопутствующие факторы риска (возраст > 35 лет, курение, ожирение, дислипидемия, наличие тромбоэмболических осложнений в анамнезе). Назначение только прогестагенсодержащих препаратов, возможно, является альтернативой для пациенток с АГ, однако влияние этих препаратов на сердечно-сосудистую заболеваемость изучено недостаточно.

Выбор антигипертензивных препаратов для женщин

По данным различных исследований, при лечении АГ у женщин наблюдается сходное с таковым у мужчин снижение относительного риска развития осложнений со стороны органов-мишеней независимо от класса применяемого препарата. Исключение составляют результаты двух исследований: VALUE (Valsartan Antihypertensive Long-term Use Evaluation – оценка длительного применения валсартана у пациентов с АГ), в рамках которого терапия амлодипином способствовала более эффективному снижению АД и предотвращению риска развития кардиальных осложнений у женщин, чем у мужчин (A. Zanchetti, 2006); ANBP-2 (The Second Australian National Blood Pressure Study – второе Австралийское национальное исследование АД), в котором терапия на основе эналаприла оказалась более эффективной, чем терапия на основе гидрохлоротиазида (L.M. Wing, 2003). По данным мета-анализа, проведенного группой исследователей-специалистов по лечению АГ (Blood Pressure Lowering Treatment Trialists’ Collaboration) и охватившего 31 рандомизированное исследование (общее количество пациентов – более 100 тыс. мужчин и около 90 тыс. женщин), на фоне антигипертензивного лечения снижение АД и уменьшение риска сердечно-сосудистых осложнений были схожими у лиц обоих полов. Не было обнаружено связанных с полом различий при назначении антигипертензивных препаратов разных классов по влиянию на развитие ишемической болезни сердца, сердечной недостаточности, сердечно-сосудистой смертности и общей смертности. Погранично достоверное различие (P = 0,05) наблюдалось только в отношении частоты инсультов: терапия антагонистами кальция оказывала более выраженное протекторное действие в сравнении с ИАПФ у женщин, чем у мужчин [23]. Ссылаясь на это исследование, специалисты Европейского общества гипертензии считают, что действие антигипертензивных препаратов разных классов не имеет гендерных различий во влиянии на риск осложнений при АГ [15].
При выборе антигипертензивного препарата у женщин необходимо учитывать некоторые факторы. Так, ИАПФ и антагонисты рецепторов ангиотензина II противопоказаны беременным и женщинам, желающим забеременеть. Применение этих препаратов приводит к развитию серьезных аномалий развития или даже к гибели плода. Диуретики у женщин пожилого возраста снижают риск развития перелома шейки бедренной кости. Некоторые антигипертензивные препараты имеют различные побочные эффекты у женщин и мужчин. У женщин чаще развивается индуцируемая диуретиками гипонатриемия и  гипокалиемия, тогда как у мужчин – подагра. При применении ИАПФ у женщин в 2 раза чаще возникает сухой кашель, а при применении антагонистов кальция – отеки. У женщин также чаще выявляют гирсутизм, обусловленный приемом моксонидина. В исследовании НОРЕ (Heart Outcomes Prevention Evaluation – оценка профилактики сердечных осложнений, 2000) на фоне терапии рамиприлом у женщин в возрасте > 55 лет отмечено существенное снижение заболеваемости инфарктом миокарда, инсультом, сердечной недостаточностью. Изучению терапевтических эффектов ИАПФ моэксиприла у женщин с АГ в постменопаузальный период посвящена серия исследований под общим названием MADAM (Moexipril as Antihypertensive Drug After Menopause – моэксиприл как антигипертензивное средство после менопаузы, 1999). По полученным данным, моэксиприл снижал повышенное АД у женщин в постменопаузальный период столь же эффективно, как и гидрохлоротиазид, атенолол или нитрендипин. В то же время у пациенток, принимавших моэксиприл, реже развивались побочные эффекты, чем на фоне терапии другими антигипертензивными препаратами (J.I. Drayer, 1995; W.D. White, 1997; E.Z. Fisman, 2002). E.Z. Fisman et al. (2002) полагают, что ИАПФ могут быть препаратами выбора у женщин в постменопаузальный период не только благодаря их эффективности, но также и потому, что эти препараты являются метаболически нейтральными.

Артериальная гипертензия и беременность

Особого внимания заслуживает развитие гипертензии у беременных женщин. Повышенное АД во время беременности является одной из основных причин материнской, а также перинатальной заболеваемости и смертности. В норме АД естественным образом снижается во втором триместре беременности в среднем на 15 мм рт. ст. по сравнению с АД до беременности. В третьем триместре АД возвращается к прежним цифрам или может повышаться. На сегодняшний день нет унифицированного представления о том, какие значения АД считаются при беременности гипертензией. Поэтому обычно ориентируются на общепринятые для взрослых нормы АД. Значения САД ≥ 140 и ДАД ≥ 90 мм рт. ст. при двух измерениях во время двух визитов к врачу расцениваются как АГ [15]. Показатели 24-часового мониторирования АД более точно коррелируют с риском протеинурии, преждевременного родоразрешения, весом плода при рождении. Поэтому для решения вопроса о дальнейшем лечении и выбора тактики ведения пациенток с АГ, а также с сахарным диабетом и заболеваниями почек, рекомендуется проводить амбулаторное мониторирование АД.
При беременности выделяют несколько разновидностей АГ:
  • Ранее существовавшая АГ встречается в 1-5% случаев и диагностируется, если повышенное АД наблюдалось у женщины до беременности или в первые 20 недель беременности. Обычно такая гипертензия сохраняется и после родов (более 42 дней) и может сочетаться с протеинурией.
  • Гестационная АГ развивается после 20 недели беременности, при этом через 42 дня после родов АД приходит к норме. Гестационная АГ сочетается с протеинурией (> 300 мг/л, или > 500 мг/24 ч, или показатель 2(+) и более по тест-полоске).
  • Ранее существующая гипертензия, осложненная преэклампсией, диагностируется, если предсуществующая АГ осложняется увеличением цифр АД и выраженной протеинурией (3 г белка в суточной моче) после 20 недели беременности.
  • Неопределенная АГ диагностируется при выявлении повышенного АД после 20 недели беременности и отсутствии данных об АД до беременности. Окончательно такая гипертензия классифицируется после 42 дней послеродового периода. При нормализации АД гипертензия расценивается как гестационная с или без протеинурии. Если АД остается повышенным – это классифицируется как ранее существующая гипертензия.
Отеки развиваются в 60% случаев нормально протекающей беременности и не расцениваются в настоящее время как симптом преэклампсии.
Лечение АГ у беременных женщин существенно отличается от общепринятых подходов. Ни один из существующих антигипертензивных препаратов не является абсолютно безопасным для эмбриона и плода. Поэтому беременным назначают только препараты, более высокая безопасность которых в отношении матери и плода показана в различных исследованиях. При легкой степени АГ (САД 140-149 мм рт. ст., ДАД 90-95 мм рт. ст.) фармакологического лечения не назначают. В зависимости от уровня АД и риска осложнений рекомендуют ограничение физической активности, избегание стрессов и более жесткий контроль общего состояния женщины. Употребление соли не ограничивают. В связи с риском уменьшения веса плода даже женщинам с ожирением не рекомендуют худеть. Пища должна содержать достаточное количество белка, магния, калия, кальция, витаминов. При наличии в анамнезе ранней преэклампсии (менее 28 недель беременности) возможно назначение аспирина. Важно исключение дефицита магния. По данным Института педиатрии, акушерства и гинекологии НАМН Украины, показано назначение магнийсодержащих препаратов, начиная с 14-16 недели беременности [2]. Лекарственную терапию в соответствии с рекомендациями Европейского общества гипертензии (2007) целесообразно назначать при САД ≥ 150 мм рт. ст. или ДАД ≥ 95 мм рт. ст. Возможно назначение медикаментозного лечения и при более низких цифрах АД, если у пациентки выявляют признаки поражения органов-мишеней или преэклампсии. Препаратами выбора являются метилдопа, лабеталол и антагонисты кальция [15]. Наибольшая доказательная база данных литературы накоплена для метилдопы. Этот препарат не вызывает нарушений кровообращения плода, матки и плаценты. Он хорошо переносится и не оказывает негативного влияния на плод и новорожденного (M. Moser, 2001). Назначение этого препарата возможно с первого триместра беременности. Лабеталол и окспреналол рекомендуют в качестве препаратов второй линии. При эффективности, сравнимой с таковой метилдопы, лабеталол может оказывать гепатотоксическое действие. Окспреналол чаще, чем метилдопа, вызывает брадикардию у плода. Атенолол при беременности противопоказан, так как может нарушать рост плода [15].
Довольно большая доказательная база существует для нифедипина пролонгированного действия. Специалисты Института педиатрии, акушерства и гинекологии НАМН Украины рекомендуют назначать его в комбинации с метилдопой или селективными β1-блокаторами, возможна также монотерапия (Л.Б. Гутман, И.М. Меллина, 2002).
В соответствии с рекомендациями Европейского общества гипертензии (2007) диуретики не показаны беременным в связи с возможным уменьшением объема циркулирующей крови и ухудшением кровоснабжения плаценты. ИАПФ и блокаторы рецепторов ангиотензина II также противопоказаны в связи с тератогенным действием на плод.
Пациентки с САД ≥ 170 и ДАД ≥ 110 мм рт. ст. должны быть немедленно госпитализированы. Для лечения АГ в такой ситуации рекомендуют использовать лабеталол внутривенно, метилдопу или нифедипин перорально. Гидралазин в настоящее время не используют в связи с его побочными действиями на плод. При гипертензивном кризе возможно назначение нитропруссида натрия внутривенно коротким курсом. Однако надо помнить, что его метаболит (тиоцианат) оказывает токсическое действие на плод. В случае преэклампсии с отеком легких назначают нитроглицерин.

Литература
1. Барна О.Н. Диагностика и лечение менопаузальных расстройств // Медична газета «Здоров’я України» 2003; 20: 28-29.
2. Меллина И.М., Круть Ю.А., Павловська Т.Л. Лечебно-профилактические мероприятия у женщин с гипертонической болезнью во время беременности. Здоровье женщины 2004; №3 (19): 47-51.
3. Akkad A.A. et al. Differing respons in blood pressure over 24 hours in normotensive women receiving oral or transdermal estrogen replacement therapy. Obstet Gynecol. 1997; 89: 97-103.
4. Burt V.L. et al. Prevalence of hypertension in the US adult population: Results of the Third National Health and Nutrition Examination Survey, 1988–1991. Hypertension 1995; 25: 305-313.
5. Byrne K.B. et al. Effect of contraceptive steroid and enalapril treatment on systolic blood pressure and plasma renin-angiоtensin in the rat. Clin. Exp. Hypertens. 1994; 16: 627-657.
6. Capri Workshop Group. Hormones and cardiovascular health in women. Human Report Update. 2006; 12: 483-497.
7. Сhasan-Taber L. et al. Prospective study of oral contraceptives and hypertension among women in the United States. Circulation 1996; 94: 483-489.
8. Chapman A.B. et al. Systemic and renal hemodynamic changes in the luteal phase of the menstrual cycle mimic early pregnancy. Am. J. Physiol. 1997; 273: F777-F782.
9. Crane M.G., Harris J.J. Estrogens and hypertension: Effect of discontinuing estrogens on blood pressure, exhangeable sodium, and the renin-aldosterone system. Am. J. Med. Sci. 1978; 276: 33-55.
10. Curtis K.M. et al. Combined oral contraceptives use among women with hypertension: a systemic review. Conraception. 2006, 73: 179-188.
11. Elias A.N. et al. Attenuation of hypertension by conjugated extrogens. Nephron. (1992), 30: 89-92.
12. Farquhar C.M. et al. Long term hormone therapy for perimenopausal and postmenopausal women. Cochrane database of Systematic Rewiews. 2005; Issue 3. Art No CD004143. DOI 10.1002/1465868.CD004143.pub2.
13. Lieberman E.H. et al. Estrogen improves endothelium-dependent flow-mediated vasodilatation in postmenopausal women. Ann. Intern. Med. 1994; 121: 936-941.
14. Lind T. et al. A prospective, controlled trial of six forms of hormone replacement therapy given to postmenopausal women. Br. J. Obstet Gynaecol. 1979; 86 (suppl. 3): 1-29.
15. Mancia G. et al. Guidelines for the Management of arterial hyoertension. The task force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension and of the European Society of Cardiology. J. Hypertension 2007; 25: 1105-1187.
16. Manson J.E. et al. Estrogen plus progestion and the risk coronary heart disease. N. Engl. J. Med. 2003; 349: 523-534.
17. Messerli F.H. et al. Disparate cardiovascular findings in men and women with essential hypertension. Gynecol. 1995; 85: 515-522.
18. Oelkers W. et al. Effects of progesterone and four synthetic progetagens on sodium balance and the renin-aldosterone system in man. J. Clin. Endocrinol. Metab. 1974; 39: 882-890.
19. Ramcharan S. et al. (1976) The occurrence and course of hypertensive disease in users and nonsers of oral contraceptive drugs. In Ramcharan S (ed.). The Walnut Creek Contraceptive Drugs Study: A Prospective Study of the Side Effects of Oral Contraceptives, V. 2. U. S. Department of Health, Education, and Welfare Publication no. (NIH)76-563. Washington, DC, U.C. Government Printing Office, 1-16.
20. Staessen J. et al. The influence of menopause on blood pressure. J. Hum. Hypertens. 1989; 3: 427-433.
21. Stramba-Badiale M. et al. Cardiovascular disease in women: a statement from the policy conference of the European Society of Cardiology. Eut. Heart J. 2006; 27: 994-1005.
22. Taddei S. et al. Menopause is associated with endothelial dysfunction in women. Hypertension 1996; 28: 576-582.
23. Turnbull F. et al. Blood Pressure Lowering Treatment Trialists' Collaboration. Do men and women respond differently to blood pressure-lowering treatment? Results of prospectively designed overviews of randomized trials. Eur. Heart J. 2008; 29: 2669-2680
24. The Writing Group for the PEPI Trial Effects of estrogen or estrogen/progestion regimens on heart disease risk factors in postmenopausal women The Postmenopausal Estrogen/ Progestin Interventions (PEPI) Trial. JAMA 1995; 273: 199-208.
25. Wassertheil-Smoller S. et al. Hyperten-sion and its treatment in postmenopausal women: baseline data from the Women’s Health Initiative. Hypertension 2000; 36: 780-789.
26. WHO Task Force on Oral Contraceptives. The WHO Multicentre Trial of the Vasopressor Effects of Combined Oral Contraceptives. I: Comparisons with IUD. Contraception 1989; 40: 129-145.
27. Zanchetti A. et al. Menopause-related blood pressure increase and its relationship to age and body mass index: the SIMONA epidemiological study. J. Hypertension 2005, 23: 2269-2276.

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип