Целесообразны ли b-адреноблокаторы у больных с метаболическим синдромом?

О.Н. Ковалева, Харьковский национальный медицинский университет

О.Н. КовалеваМетаболический синдром (МС) – это кластер метаболических нарушений и повышенного артериального давления (АД), имеющих общие этиологические истоки и патофизиологически взаимосвязанные проявления.

В соответствии с рекомендациями Международной федерации диабета (IDF), критериями МС являются: центральное ожирение (окружность талии ≥ 94 см для мужчин и ≥ 80 см для женщин европеоидной расы с этнически специфическими значениями для других групп), а также любые два из четырех следующих факторов:
• повышенный уровень триглицеридов (≥ 1,7 ммоль/л) или специфическое лечение этого вида дислипидемии;
• сниженный уровень холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП) (< 1,03 ммоль/л у мужчин и < 1,29 ммоль/л у женщин) или специфическое лечение этого вида нарушения;
• повышенное АД (систолическое ≥ 130 мм рт. ст. или диастолическое ≥ 85 мм рт. ст.) либо лечение ранее диагностированной артериальной гипертензии (АГ);
• повышенный уровень глюкозы натощак (≥ 5,6 ммоль/л) или ранее диагностированный сахарный диабет (СД) типа 2 [1].

Пристальное внимание к проблеме МС, по-видимому, послужило основанием для выделения в руководстве Европейского общества кардиологов и Европейского общества артериальной гипертензии (2007) специальной рубрики «Метаболический синдром», в которой подчеркивается, что пациенты с МС имеют более высокую частоту микроальбуминурии и гипертрофии левого желудочка в сравнении с лицами без МС. При наличии метаболических нарушений значительно повышается риск развития СД. При обследовании таких пациентов необходима дополнительная оценка признаков субклинического поражения органов.
Стратегия коррекции МС включает модификацию образа жизни и фармакотерапию.
При наличии АГ лечение следует начинать с лекарственных средств (ЛС), которые не обладают диабетогенным эффектом. Должны быть использованы блокаторы ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС), при необходимости могут быть добавлены антагонисты кальция или тиазидные диуретики в низких дозах.
В случае дислипидемии и СД рекомендуются статины и антидиабетические ЛС по показаниям. Инсулиносенситайзеры значительно снижают риск возникновения новых случаев СД, однако их необходимость и преимущества на фоне нарушенной толерантности к глюкозе требуют подтверждения.
Итак, для лиц с МС и АГ, согласно рекомендациям международных экспертов, показаны блокаторы РААС, антагонисты кальция и низкие дозы тиазидных диуретиков. Целесообразно ли назначение β-адреноблокаторов (БАБ), имеющих ряд специфических характеристик, которые определяют абсолютные показания для данной категории больных?
Внедрение в клиническую практику БАБ в начале 1960-х годов ознаменовало собой старт новой эры в терапии сердечно-сосудистых заболеваний. Многие годы эти ЛС применяются для лечения ишемической болезни сердца и АГ благодаря их антиишемической, антиаритмической и антигипертензивной активности. Сравнительно недавно благоприятные эффекты блокады адренорецепторов доказаны у пациентов с сердечной недостаточностью, и с 1991 г. упомянутые ЛС включены в перечень обязательных ЛС согласно стандартам оказания медицинской помощи этой категории больных. 

В соответствии с рекомендациями рабочей группы Европейского общества кардиологов значительно расширены показания для назначения БАБ: дилатационная кардиомиопатия, пролапс митрального клапана, синдром удлиненного интервала QT, расслаивающая аневризма аорты, операции на сосудах; у беременных с АГ, митральным стенозом в сочетании с легочной гипертензией, суправентрикулярными или вентрикулярными аритмиями [2].

Несмотря на достаточно убедительный опыт, подтвержденный как клиническими, так и экспериментальными данными, к этой группе ЛС приковано пристальное внимание специалистов. В научной литературе появляются статьи с достаточно интригующими названиями, в которых высказываются противоположные мнения о целесообразности использования БАБ в клинической практике.
D.G. Beevers в статье, опубликованной в 1998 г., объединила результаты исследований, в которые были включены пациенты молодого и пожилого возраста с АГ, получавшие БАБ и диуретики [3]. На основании данных о конечных точках без разделения больных на возрастные группы автор делает заключение, которое было вынесено в название статьи: «Бета-блокада для гипертензии: время делать привал». D.G. Beevers утверждает, что БАБ могут быть опасными у многих больных с АГ: «…Пришло время Британскому обществу гипертензии пересмотреть показания для БАБ. Необходимы более новые, безопасные и эффективные препараты». Более того, D.G. Beevers продолжала отстаивать свое мнение, базируясь на результатах исследования ASCOT (Anglo-Scandinavian Cardiac Outcomes Trial), показавших преимущество комбинированного лечения амлодипином и периндоприлом над атенололом и тиазидным диуретиком бендрофлуметиазидом [4]. Название публикации в журнале Lancet звучит категорично: «Конец эры β-блокаторов в лечении неосложненной гипертензии». В этом же номере журнала опубликована статья L. Lindholm et al. под названием, которое носит полемический характер: «Должны ли β-блокаторы оставаться препаратами выбора в лечении первичной артериальной гипертензии?» [5]. Подробное освещение этого метаанализа с приведенными контраргументами представлено в статье Н.Н. Безюк (2006) [6].
В противоположность утверждениям D.G. Beevers, а также L. Lindholm et al. звучат положения, высказанные J.M. Cruickshank (2000) в статье под не менее интригующим названием «Бета-блокаторы продолжают нас удивлять» [7].
Комментируя статью английского ученого, J.M. Cruickshank пишет: «…Я уверен, что немногие смогут согласиться с такой крайней точкой зрения». По мнению J.M. Cruickshank, обнадеживающей является следующая информация в отношении БАБ:
а) значительное снижение смертности при сердечной недостаточности ишемического и неишемического генеза у больных, получавших эти ЛС [8], обусловлено селективной блокадой β1-адренорецепторов [9, 10];
б) селективная β1-адреноблокада так же эффективна, как и ингибирование ангиотензинпревращающего фермента, в снижении заболеваемости и смертности у лиц с СД типа 2 в сочетании с АГ, что было показано в исследовании UKPDS (UK Prospective Diabetes Study) 39. Пациенты в группе атенолола имели более высокие значения гликозилированного гемоглобина в сравнении с группой каптоприла в первые четыре года наблюдения; в последние четыре года наблюдения не было различий в гликемическом контроле и сердечно-сосудистых исходах [11];
в) вызывают интерес наблюдения, сделанные в ходе исследования SOLVD (Study of Left Ventricular Dysfunction), которые продемонстрировали, что БАБ оказывали ренопротективный эффект как в группе плацебо, так и в группе ингибитора ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ) [12];
г) не столь интригующими, но достаточно важными следует считать результаты исследования, которые показали значительное снижение частоты оперативной смертности и нефатальных событий у больных, перенесших операции на сосудах и получавших бисопролол [13].
Дискуссию, которая развернулась в среде ученых и врачей-практиков по поводу целесообразности использования БАБ, при МС в частности, можно объяснить тем, что по результатам рандомизированных клинических исследований происходит экстраполяция эффектов отдельного ЛС на весь класс БАБ. При этом не принимается во внимание, что эти ЛС чрезвычайно гетерогенны фармакологически и обладают контрастными метаболическими свойствами.
В соответствии с классификацией существуют три наиболее важных признака БАБ: селективность, внутренняя симптоматическая активность и растворимость в жирах [14].
Селективность ЛС определяется его способностью блокировать тот или иной тип β-адренорецептора. Несмотря на то что в сердце имеются как β1-, так и β2-адренорецепторы, соотношение их составляет 4:1, поэтому ЛС, избирательно блокирующие β1-адренорецепторы, получили название β1-селективных. Одним из параметров, отражающих β1-селективность, является соотношение констант угнетения β1- и β2-адренорецепторов. При использовании методики радиолигандного связывания в миокарде человека обнаружено, что наибольшей селективностью для β1-адренергических рецепторов по сравнению с β2-адренорецепторами обладают небиволол (40,7), бисопролол (15,6), метопролол (4,2), карведилол (0,73) и буцинолол (0,49) [15].

БАБ защищают сердце от чрезмерной адренергической активности, уменьшая частоту сердечных сокращений, сердечный выброс, оказывая антиишемическое и антиаритмическое влияние, тем самым обеспечивая кардиопротекцию. Антигипертензивный эффект определяется способностью блокаторов β1-адренорецепторов снижать активность ренина и периферическое сосудистое сопротивление.

Блокаторы β1- и β2-адренорецепторов относят к неселективным. Блокируя β1-адренорецепторы, они оказывают отрицательное ионотропное, хронотропное и дромотропное действие, а блокируя β2-адренорецепторы, повышают тонус бронхов, периферических сосудов, тонус и перистальтику кишечника. Неселективные блокаторы рецепторов (пропранолол, соталол, тимолол), таким образом, имеют ряд экстракардиальных эффектов, которые ограничивают их применение у больных с бронхиальной астмой и хроническими обструктивными заболеваниями легких. Стимуляция β2-адренорецепторов способствует дилатации бронхов. Неселективные БАБ и β1-адреноблокаторы с низкой селективностью вызывают увеличение резистентности дыхательных путей, вплоть до развития клинической картины бронхоспазма в результате усиления роли бронхоконстрикторных факторов. β1-Адреноселективные блокаторы реже вызывают брадикардию, снижение сократительной способности миокарда, явления бронхоспазма, повышение общего периферического сопротивления, что является их существенным преимуществом. Однако соотношение блокады β1- и β2-адренорецепторов в большой степени зависит от дозы и концентрации ЛС.
К представителям БАБ относят также ЛС, которые обладают дополнительными фармакологическими особенностями, что проявляется вазодилатацией в результате блокады β1-адренорецепторов (карведилол), стимуляцией образования оксида азота (небиволол).

Фармакологические различия БАБ не позволяют говорить о классовых эффектах этой группы ЛС. Антигипертензивная активность селективных и неселективных БАБ существенно не отличается, однако имеются некоторые различия в физиологических влияниях, что определяет выбор ЛС «внутри класса» для больных с МС.

Оптимальным считается ЛС, которое не оказывает неблагоприятного влияния на метаболизм углеводов и липидов. При сопоставлении физиологических эффектов стимуляции β-адренорецепторов установлено, что избирательное воздействие на β2-адренорецепторы приводит к усилению гликогенолиза в печени и скелетных мышцах, глюконеогенезу и высвобождению инсулина, поэтому длительное применение неселективных БАБ может сопровождаться инсулинорезистентностью и развитием СД.
Так, было установлено, что эти ЛС повышают уровень триглицеридов и ХС липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), уровень глюкозы натощак и гликозированного гемоглобина, а также инсулинорезистентность. В сообщении рабочей группы по изучению умеренной АГ описаны случаи развития побочных реакций при лечении бендрофлуазидом и пропранололом [16]. У больных СД, перенесших инфаркт миокарда, терапия пропранололом требовала применения большего количества пероральных гипогликемических ЛС по сравнению с получавшими плацебо [17].
В связи с развитием толерантности к глюкозе в динамике лечения пропранололом в сравнении с плацебо исследователи вынуждены были исключить это ЛС из дальнейшего изучения. 
В проспективном исследовании, включившем 12 550 больных АГ без СД, показано повышение на 28% риска развития СД у лиц, получавших БАБ, независимо от прибавления массы тела [18].
Вполне закономерно, что выводы наблюдений трансформировались в рекомендации, согласно которым наличие СД у пациента служит противопоказанием для назначения БАБ [19].
Вместе с тем следует обратить внимание, что БАБ, включенные в анализируемые исследования, достаточно разнородны (пропранолол, атенолол) и отличаются по своим характеристикам.
Подтверждено, что селективная блокада β1-адренорецепторов не сопровождается негативными эффектами в отношении обмена глюкозы и липидов, так как противодействует повышению уровня норадреналина, являющегося отражением активации симпатоадреналовой системы при АГ. Хронически высокий уровень норадреналина определяется также при СД типа 2 с синдромом инсулинорезистентности. Одним из эффектов высокого уровня норадреналина является стимуляция β1-адренорецепторов, что приводит к некрозу кардиомиоцитов и повреждению стенки коронарных артерий, где преобладают β1-адренорецепторы. Стимуляция β1-адренорецепторов также сопровождается усиленной продукцией ренина в юкстагломерулярном аппарате почек, усиливая продукцию ангиотензина II, что приводит к АГ, повышению внутригломерулярного давления и риску развития нефропатии. Ангиотензин II, в свою очередь, индуцирует высвобождение норадреналина и, таким образом, замыкается «порочный круг». Этот цикл может быть прерван блокадой β1-адренорецепторов, тем самым снижаются или элиминируются побочные эффекты. Эти положения послужили обоснованием для назначения селективных β1-адреноблокаторов при лечении АГ у больных СД типа 2.
Следовательно, БАБ имеют внутриклассовые различия, определяющие воздействие на состояние инсулинорезистентности. Так, установлено, что чувствительность к инсулину повышают целипролол (на 35%) и карведилол (на 13%), а снижают – метопролол (на 21%), атенолол (на 22%) и пропранолол (на 33%). Таким образом, БАБ третьей генерации (карведилол) снижают инсулинорезистентность, в то время как «старые» ЛС (пропранолол, атенолол, метопролол) ее повышают. Эти факты необходимо учитывать при выборе указанных ЛС для лечения больных АГ с нарушенной толерантностью к глюкозе и клинической симптоматикой СД [20].
Адренергические механизмы принимают участие в метаболизме липидов путем изменения уровня липопротеинлипазы, которая отвечает за выведение эндогенных триглицеридов [21]. Длительный прием неселективных БАБ может вызывать нарушения обмена липидов: возрастание уровня ХС, триглицеридов, ХС ЛПНП, снижение концентрации ХС ЛПВП.
Использование селективных β1-адреноблокаторов позволяет противодействовать неблагоприятным изменениям липидного обмена. Благоприятные эффекты β1-селективной блокады получили убедительную доказательную базу при применении бисопролола, селективность которого достаточно высока [22].
Еще в 1986 г. было показано, что изменения уровней липидов в крови при применении высокоселективного β1-адреноблокатора бисопролола минимальны или вовсе отсутствуют [23]. При длительном применении бисопролол не вызывает достоверных изменений уровня ХС ЛПВП на фоне эффективного снижения АД [24].
Благодаря высокой β1-селективности бисопролол не влияет на обмен глюкозы при лечении больных АГ, поэтому может быть использован для лечения даже при наличии сопутствующего СД, так как в этих случаях не требуются мониторинг и изменение дозы пероральных антидиабетических ЛС [25]. В нашем исследовании после лечения пациентов с АГ бисопрололом не было выявлено достоверных изменений уровня глюкозы в плазме крови натощак по сравнению с исходным [26].
Нейтральный эффект бисопролола на обмен глюкозы был доказан в исследовании на здоровых добровольцах [27]. Цель исследования состояла в оценке метаболического ответа на инсулин на фоне перорального приема различных БАБ или плацебо за 3 ч до инъекции гормона. Установлено, что метаболическая реакция при приеме 10 мг бисопролола не отличалась от таковой при приеме плацебо. Продолжительность гипогликемической фазы не была увеличена, не выявлено изменений концентрации лактата в сыворотке крови по сравнению с группой плацебо.
Как известно, больные пожилого возраста имеют повышенную чувствительность к ЛС, что проявляется значительно большим количеством побочных эффектов, чем у молодых. В исследовании T. Haneda et al. (1998) не установлено достоверного влияния лечения бисопрололом на уровни глюкозы и инсулина в плазме крови при проведении перорального теста с нагрузкой [28].
Клинические испытания на небольших группах больных получили свое продолжение в рандомизированном исследовании UKPDS, которое включало более 5000 больных с СД, и в исследовании, проведенном в рамках UKPDS, под названием Blood Pressure Control Study, в котором была представлена подгруппа пациентов с СД типа 2 и АГ [29]. Целью исследования являлся анализ эффекта строгого контроля уровня глюкозы и (в подгруппе больных с АГ) уровня АД в отношении снижения частоты осложнений СД. В исследование были включены больные со средним АД 160/94 мм рт. ст. После рандомизации 358 пациентам был назначен атенолол в суточной дозе 50 мг, при необходимости дозу повышали до 100 мг; 400 больных получали каптоприл в начальной дозе 25 мг дважды в день, увеличивая дозу до 100 мг/сут. Целевой уровень АД составил < 150/85 мм рт. ст. В случае недостижения целевого уровня АД к лечению добавлялись нифедипин, метилдофа и празозин во всех группах. У 390 больных с меньшим контролем АД (< 180/105 мм рт. ст.) в схему терапии не включали БАБ и ИАПФ.
Заключения по проведенному исследованию состояли в следующем: лечение АГ с целью контроля АД должно быть приоритетным у больных СД типа 2; антигипертензивная терапия БАБ и ИАПФ, позволяющая достичь уровня АД < 150/85 мм рт. ст., существенно снижает риск смерти и осложнений СД, который достоверно выше при менее жестком контроле АД; селективная β1-адреноблокада так же эффективна, как и терапия ИАПФ; к тому же имеется тенденция к более благоприятному влиянию БАБ в отношении снижения частоты общих конечных точек; смерти, обусловленной СД, общей смертности, инфаркта миокарда, инсульта, заболеваний периферических сосудов и микрососудистых осложнений в почках и органе зрения.
Целенаправленное исследование эффективности бисопролола (Бипролол, ЗАО НПЦ «Борщаговский химико-фармацевтический завод», Украина) было проведено у 45 пациентов с гипертонической болезнью и МС, который верифицировали согласно критериям IDF [30]. У 22 больных имелся сопутствующий СД типа 2, который ассоциировался с развитием инсулинорезистентности. Во вторую группу вошли 23 больных, у которых не было выявлено нарушений углеводного обмена и инсулинорезистентности. Пациенты принимали бисопролол в индивидуально подобранной дозе 5-10 мг/сут. До лечения и через 3 мес после его начала оценивали показатели углеводного и липидного обмена. Установлено, что у испытуемых обеих групп не получено достоверных изменений уровней глюкозы и инсулина натощак в динамике лечения. У больных с СД не возникало необходимости в повышении дозы пероральных сахароснижающих ЛС. Не было отмечено неблагоприятного влияния на тканевую чувствительность к инсулину, доказательством чего явилось отсутствие динамики показателей НОМА-индекса по сравнению с исходными значениями. Практически не наблюдалось изменений уровней триглицеридов, ХС ЛПНП в сыворотке крови при применении Бипролола в течение 3 мес.
Представителем класса БАБ является карведилол, обеспечивающий блокаду трех групп адренергических рецепторов – α1, β1 и β2, что определяет универсальные свойства вазо- и кардиопротекции [31]. Соотношение между β1-адреноблокирующим и α1-адреноблокирующим потенциалами составляет 7,6:1 при дозе ЛС 50 мг [32].
Эффекты от комбинированной α1- и β-адренорецепторной блокады при применении карведилола состоят в уменьшении системного и периферического сопротивления сосудов в связи с возможностью влияния на α1-зависимую вазоконстрикцию. Симпатическая α1-блокада обеспечивает улучшение почечного кровотока и торможение процессов гипертрофии миокарда, поскольку эти процессы опосредованы α1-адренорецепторами. Карведилол – уникальное ЛС в кардиологии с многообразным терапевтическим потенциалом. Главными молекулярными мишенями являются адренорецепторы мембран (β1, β2 и α1), реакционноспособная форма кислорода и ионные каналы (К+ и Са2+). Карведилол обеспечивает благоприятные гемодинамические эффекты благодаря сбалансированной адренорецепторной блокаде, которая вызывает снижение сердечного выброса в сочетании с периферической вазодилатацией.
В научной литературе имеются немногочисленные работы, освещающие влияние карведилола на метаболизм липидов и глюкозы, а также единичные публикации, анализирующие изменения массы тела больных АГ в динамике лечения.
Так, в одном исследовании приняли участие 250 больных с АГ и дислипидемией (ХС ЛПВП < 1,03 ммоль/л; общий ХС – 5,17-9,05 ммоль/л; триглицериды – 2,26-5,64 ммоль/л) [33]. После 4-недельного периода приема плацебо пациенты были рандомизированы в группы приема карведилола 25-50 мг/сут или каптоприла 25-50 мг/сут в течение 6 мес. После лечения в обеих группах выявлены благоприятные эффекты в отношении содержания липидов в сыворотке крови. В группах карведилола и каптоприла отмечались следующие изменения показателей: повышение ХС ЛПВП на 11 и 8%; снижение общего ХС на 11 и 10%, ХС ЛПНП – на 16 и 12%, триглицеридов – на 13 и 14% соответственно. Улучшение метаболизма липидов у больных, леченных карведилолом, авторы объясняют α1-адреноблокирующими свойствами ЛС. Во время активной терапии выявлено уменьшение массы тела у пациентов на 1,5 кг (карведилол) и 1,4 кг (каптоприл) [33].
В другое исследование были включены 45 больных СД типа 2 и АГ, которые были рандомизированы на прием карведилола или атенолола в течение 24 нед [34]. Установлено, что изменения систолического и диастолического АД, индекса массы левого желудочка были аналогичными в группах карведилола и атенолола. Уровень глюкозы натощак и уровень инсулина снизились после лечения карведилолом и возросли после лечения атенололом. В группе карведилола по сравнению с атенололом отмечались уменьшение секреции инсулина после нагрузки глюкозой, снижение уровня триглицеридов, увеличение содержания ЛПВП и снижение пероксидации липидов. Авторы делают заключение, что карведилол имеет преимущество в лечении АГ у больных СД, поскольку улучшает метаболизм глюкозы и липидов, снижает перекисное окисление липидов.
Рандомизированное двойное слепое с параллельными группами исследование GEMINI (Glycemic Effects in Diabetes Mellitus: Carvedilol-Metoprolol Comparison in Hypertensives) проводилось в 2001-2004 гг. в 205 центрах США с участием 1235 пациентов в возрасте 36-85 лет, имевших АГ (АД > 130/80 мм рт. ст.) и СД типа 2 (гликолизированный гемоглобин – 6,5-8,5%) и получавших блокаторы РААС [35]. Цель исследования состояла в сравнении эффекта БАБ с различным фармакологическим профилем на гликемический и метаболический контроль у больных с АГ и СД, которые получали ЛС, блокирующие РААС. Продолжительность наблюдения составила 35 нед. Участники исследования после рандомизации получали карведилол (6,25-25 мг) и метопролола тартат (50-200 мг) дважды в день. С целью достижения целевого уровня АД добавляли гидрохлоротиазид или дигидропиридиновый антагонист кальция. Установлено, что продолжительность терапии была большей в группе карведилола (155 дней) по сравнению с группой метопролола (147 дней) в связи с прекращением лечения из-за возникновения побочных эффектов на фоне применения метопролола. Средняя доза для достижения целевого уровня АД для карведилола составила 17,5 мг дважды в день и 128 мг для метопролола с таким же режимом приема. Не выявлено различий между группами при оценке необходимости включения в схему терапии дополнительного ЛС. Лечение карведилолом не сопровождалось изменением уровня гликозилированного гемоглобина к концу наблюдения, в то время как метопролол повышал этот показатель. В связи с ухудшением гликемического контроля в группе метопролола были исключены из исследования 2,2% участников, в группе карведилола – 0,6%. Индекс НОМА оказался снижен в группе карведилола и повышен – в группе метопролола. Метопролол повышал уровень триглицеридов, карведилол не оказывал подобного эффекта. Изменений уровня ХС ЛПНП и ХС ЛПВП не выявлено в обеих группах. Три пациента (0,4%) были исключены из исследования в связи с гипогликемией. Брадикардия чаще встречалась на фоне приема метопролола в сравнении с карведилолом. Также был проведен сравнительный анализ сердечно-сосудистых событий в двух группах. В группе карведилола у 6 участников зарегистрировано 7 кардиальных событий, среди которых 2 инфаркта миокарда, в группе метопролола у 7 участников имели место кардиальные события, в том числе 1 инфаркт миокарда. Ни у одного из участников в группе карведилола не обнаружено осложнений со стороны респираторной системы в противоположность к 7 эпизодам у 6 участников в группе метопролола.
Таким образом, GEMINI было первым исследованием, в котором сравнивалось влияние двух различных БАБ на гликемический контроль и другие сердечно-сосудистые факторы. Карведилол снижает сердечно-сосудистый риск, стабилизируя уровень гликолизированного гемоглобина, уменьшает инсулинорезистентность, что было показано при проведении эугликемического клемп-теста.
Отличием карведилола от других представителей этого класса ЛС является наличие карбазольной группы, что позволяет ему связывать супероксидный анион, проявляя свойства антиоксиданта, и сохранять биодоступность оксида азота [36].
Рассматривая влияние БАБ в контексте МС, следует обратить внимание на ряд вопросов, которые требуют разрешения. Первоочередной проблемой является недостаточность информации о физиологических свойствах БАБ в отношении метаболических процессов в жировой и мышечной ткани. Отсутствуют исследования, посвященные изучению конечных точек и сравнивающие протективные свойства БАБ с другими антигипертензивными ЛС у лиц с ожирением. Необходимо подчеркнуть, что отсутствуют данные о сравнительных эффектах селективных и неселективных БАБ на параметры энергетического метаболизма у лиц с АГ и ожирением.

Тем не менее имеющиеся факты не позволяют делать категорический вывод о противопоказании БАБ для лечения больных АГ с наличием метаболических нарушений. При разработке рекомендаций необходима научная корректность, базирующаяся на принципах доказательной медицины. Следует учитывать такой показатель, как польза/риск. При наличии абсолютных показаний для лечения больных с МС возможно использование БАБ с высокой β1-селективностью (бисопролол) или вазодилатирующими свойствами (карведилол).

Список литературы находится в редакции

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип